Беременность — не болезнь, дурачок!

Семейна жизнь

Беременность — не болезнь, дурачок!

Родители Татьяны зятя не оценили.

«Мягкотелый. Таньку строить не сможет — значит, будет она им помыкать. Надолго ли его терпения хватит — вот вопрос? Рыжий опять же — это жирный минус. Если сама Танька за глаза называет его Самоваром — значит не уважает. А раз не уважает, то зачем замуж выскочила? Не понятно, что-то здесь не то… Опять же не пьёт и не курит — значит больной. И в армию идёт не со своей ровней, стало быть, точно здоровье не ахти какое. А из армии придёт, какой из него помощник? Дрова пилить разве что сгодится, а вот сено косить — вряд ли: к э́нтому сызмальства приучают, а от городского толку не будет. Так что — э́нто не зять, а не пойми кто! И что в нём Танька нашла? Попробуй, разбери» — беспокоился отец.

Мать совсем потеряла покой: «Зять рыжий, да не абы как, а совсем! В деревне таких отродясь ещё не было́ — разговоров будет на всю округу, хоть в магазин не ходи. Хотя — знать бы, что Танька с ним будет, как у Христа за пазухой, так э́нто ещё можно потерпеть. Посудачат бабы, кости нам всем перемоют да забудут» — успокаивала сама себя мать.

В приданое дочери дали: два рулона самотканых половиков, стол, перину и две подушки на утином пуху, строчёные занавески, кровать с панцирной сеткой, одеяло, покрывало, две табуретки, комод да постельного белья три комплекта, а также дюжину полотенец вышитых Татьяной. Деньги на кухонную утварь подарили внучке бабушка с дедом.

На проводы зятя в армию закололи четырёх уток, насыпали в мешок картошки с морковкой, штук двадцать яиц бережно завернули в газетку и сложили в сумку. Тесть договорился с машиной и увёз всё это богатство на съёмную квартиру дочери. Но квартира оказалась только на словах квартирой, на самом деле Татьяна сняла небольшую комнату на два окошка в частном доме в десяти минутах ходьбы от завода.

Читайте также:  Похоже, что не стоило нам было рожать сына

Ваньку после приезда из деревни словно подменили. Как только тесть уехал домой, он поставил жене условие:

— Чтобы завтра же заявление написала о переводе из цеха в ОТК, там контролёры нужны. Нечего замужней бабе перед мужиками задом крутить! Поняла?

— Вот ещё! Не рано ли ты мной командовать начал?

— Не переведёшься в ОТК, так и знай, заявление на развод подам. — стоял на своём Иван.

Танька сначала было взбрыкнула, но утренняя тошнота её всё также донимала, и пришлось ей уступить:

— Ладно, Вань, завтра же заявление о переводе напишу. Тошнит меня что-то, у станка-то мне теперь неловко стоять. — намекнула она о своей беременности. Ванька обрадовался и бережно взял жену на руки:

— Танюшка-а! Уже?! Рожай кого хошь, можешь даже девку, но только не рыжую!

— Как скажешь, мой повелитель!

— Ты не заболела ли?! — испугался Иван её неожиданной покорности, и осторожно положил жену на кровать.

— Нет, — ответила она, в душе ликуя: уж что-то, а то, что её ребёнок не будет рыжим, она была уверена на все сто процентов.

— Ты бы к гинекологу записалась, мало ли? — сказал обеспокоенно Иван. Татьяна посмотрела испуганно на него.

— Боишься что ли? — переспросил он её.

— Конечно, боюсь! Я же ещё там ни разу не была. Да и когда мне ходить-то? Вот в армию тебя провожу, а уж потом и схожу. Беременность — не болезнь, дурачок!

— Ты смотри у меня! — пригрозил он ей, шутя указательным пальцем, — Теперь ты не только за себя отвечаешь, но ещё и за него! — Иван погладил ласково живот своей непутёвой жены.

Читайте также:  Ты не хочешь работать, а я не хочу с тобой жить...

© 28.04.2020 Елена Халдина

Прочесть начало можно ниже, нажав на ссылку:

Беременность – не болезнь, дурачок!

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий