«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Семейна жизнь

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Getty Images

Ровно 20 лет назад мир потрясла страшная трагедия –  серия из четырёх четко спланированных террористических актов с участием смертников. По официальной версии, утром 11 сентября 2001 года отдельные группы боевиков «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) захватили управление четырьмя пассажирскими авиалайнерами. Два из них (рейсы 11 и 175 авиакомпаний American Airlines и United Airlines) были намеренно направлены в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. В результате мощного удара, серии взрывов и последовавших за ними пожаров обе рухнули на землю. Еще один самолёт – Боинг 757-200 – врезался в здание Пентагона на окраине Вашингтона. Четвёртый авиалайнер – единственный, где пассажирам и экипажу удалось перехватить управление у террористов, –  разбился в поле в штате Пенсильвания.

Без учета террористов в тот день погибли 2977 человек, 24 пропали без вести. Большинство погибших – обычные американцы, летевшие на самолете или пришедшие утром на работу.

В годовщину тех страшных событий мы публикуем личные истории выживших в террористических атаках, очевидцев произошедшего и родственников погибших. Они помнят тот день так, как будто он был еще вчера, день, когда их жизнь навсегда разделилась на до и после.

Дэниел Сур

Дэниел — Дэнни, как называли его близкие – работал в пожарной службе Нью-Йорка. 11 сентября 2001 года он погиб, раздавленный женщиной, выпрыгнувшей из окна Южной башни.

Дэнни Сур любил свою работу. Он часто повторял, что никогда не ушел бы с нее, даже если бы выиграл джекпот в лотерею. Это могло звучать странно, но Дэнни нравился огонь и азарт, который охватывал его во время тушения. Американец даже расстраивался, если из-за отпуска пропускал крупный пожар.

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Дэниел Сур, Wikipedia

Утром 11 сентября жена Дэнни — Нэнси — включила телевизор и увидела страшные кадры столкновение самолета с башней Всемирного торгового центра. Ее охватила паника и какой-то дикий ужас от того, что происходит в ее родном городе. А затем раздался звонок. «Нэнси, Дэнни пострадал. Я еду за тобой», — прозвучал голос коллеги ее мужа. Нэнси чувствовала, что произошло что-то страшное, но боялась задавать вопросы. Женщину привезли в больницу Bellevue. У входа скопилось много медсестер и докторов. Они стояли на улице и ждали, еще сами не понимая, сколько пациентов сегодня поступит в клинику. Нэнси вбежала в холл и увидела ребят из пожарной части. «Где он? Где он?» — стала кричать она. А в ответ услышала: «Его больше нет». В толпе она нашла глазами Криса Барри – друга Дэнни, который работал с ним в тот день. Мужчина весь посерел и отводил глаза.

Позже убитой горем Нэнси расскажут, что до огня Дэнни так и не дошел. Прямо у входа в Южную башню на него упала одна из тех, кто решился прыгать с высоких этажей. У пожарного, получившего множественные переломы черепа, шеи и спины, просто не было шансов. За двадцать лет Нэнси много раз задавала себе одни и те же вопросы и пыталась искать на них ответ. Она пришла к мысли, что ее муж был обречен и все равно погиб бы в тот день – внутри горящей башни или рядом с ней. Он никогда не оставался в стороне и вошел бы внутрь, даже зная, что здание вот-вот обрушится.

Лорен Мэннинг

Молодая мать Лорен Мэннинг едва вышла на работу из декрета. 11 сентября во время одного из взрывов огонь повредил 82,5% ее тела, на многие годы привязав женщину к больничной койке.

С ранней молодости Лорен мечтала стать знаменитой и блистать на обложках журналов. Она добилась своего, в 2001 году заняв должность руководителя центрального управления по контролю за рыночными данными банка Cantor Fitzgerald с огромным офисом в одном из самых престижных зданий Нью-Йорка. Эта должность сулила успех и невероятные карьерные перспективы.

Читайте также:  Как я снимала семейное проклятие

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Лорен Мэннинг сейчас, Getty Images

Лорен не терпелось вернуться к работе, хотя расставаться с сыном Тайлером после декрета тоже было непросто. Утром 11 сентября американка как обычно занималась офисными делами, как вдруг перед ее глазами предстала фантастическая картина – в башню на полной скорости несся самолет. Лорен помнит все в замедленном темпе: как увидела зарево из огня, как летели стекла, врезаясь ей в одежду, лицо, во все тело.

Теряя сознание, женщина собрала последние силы и крикнула сыну: «Тайлер, я не могу тебя оставить. Я не брошу тебя».

У Лорен обгорело 82,5% тела. Большинство ожогов были тяжелыми – третьей и четвертой степени. Женщина стала самой травмированной из всех выживших в тот день.

Началась долгая и мучительная борьба за жизнь и даже врачи не решались давать прогнозы. Три месяца Лорен провела в реанимационном отделении, а после — заново училась ходить, садиться, сгибать конечности, превозмогая сильную боль. Открытые раны от ожогов не затягивались годами. Но Лорен терпела и боролась за возможность снова вернуться домой, к сыну.

facebook

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Нажми и смотри
Кадры из больницы, где Лорен проходила лечение

Лорен справилась. В 2011 году свет увидела книга Мэннинг под названием «Неизмеримая сила», в которой она описала все, что ей пришлось пережить. Она стала бестселлером. А в 2013 году Лорен упомянул в своей речи бывший президент США Барак Обама, назвав бизнесвумен и писательницу «олицетворением американской стойкости».

Лерой Хомер

Лерой  был первым пилотом того самого рейса 93, который удалось перехватить у террористов, но посадить не получилось. При его крушении в Пенсильвании погибли 37 пассажиров и 7 членов экипажа, включая пилотов.

Как рассказывает Мелоди — жена Лероя, ее супруг всегда хотел управлять самолетами United Airlines. Это была работа его мечты. К моменту, как Мелоди и Лерой познакомились, у пилота уже скопилось около десяти альбомов фотографий из мест, где он побывал. Он писал название города на каждой из них. Мелоди смеялась: «Зачем это?» А он отвечал: «А что если я их забуду, когда стану старым?» Куда бы Лерой ни летел, он всегда по прибытию отправлял жене открытку с местными достопримечательностями.

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Лерой Хомер, Legion-Media

Утром 11 сентября телефон Мелоди стал разрываться от звонков. Все хотели знать, где сейчас Лерой. Его жена не могла дать точного ответа. Мелоди позвонила в офис United Airlines. Ее убедили, что с рейсом все в порядке. Оператор так и сказал: «Не переживайте. Успокойтесь. Я обещаю вам, что с вашим мужем ничего не случится». Сотрудник авиакомпании предложил отправить мужу сообщение в кабину пилота, записал текст и попрощался. А через минуту Мелоди перезвонили: «Присядьте. Я думаю, что в последнем разбившемся самолете был Лерой». Мелоди помнит, как тогда схватилось рукой за окно, как стала бить по стеклу и кричать: «Вы же мне обещали! Вы обещали, что с ним ничего не случится».

Читайте также:  Ролевые игры: поменяемся полами (ВИДЕО)

Фрэнк Пума

21-летний парамедик едва подъехал к башням, как они рухнули на землю. Он успел спасти жизнь Деборе Сент-Джон – единственной оставшейся живой из тех, кого он в тот день привез в больницу.

Фрэнк своими глазами видел языки огня и слышал звуки взрывов на этажах Всемирного торгового центра. Когда он с напарником Орландо подъехал к месту событий, к скорой кинулись обезумевшие от страха люди. Фрэнк впустил пятерых, но люди цеплялись за двери, пытаясь протиснуться внутрь. Скорая двинулась в сторону больницы, и тут Фрэнк увидел женщину на обочине. Она лежала лицом вниз, а вся ее спина – от плечей до самых бедер – выглядела так, словно ее пытались разорвать на части. Парамедики быстро отвезли пациентку в больницу и вернулись на место. Фрэнк вышел из машины и принялся искать раненых, как вдруг по рации пришло предупреждение, что здание падает. Парень бросился бежать со всех ног, ощущая, как его преследует стена из дыма и пепла. Он уже ничего не видел. Едва скорая тронулась, вторая башня пришла в движение, и Фрэнк взмолился: «Господи, прошу, или убей меня быстро или помоги мне выбраться». Отъехав на безопасное расстояние от места обрушения, коллеги обнялись, а затем стали звонить семьям.

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Getty Images

За 20 лет Фрэнк не посмотрел ни одной передачи про 11 сентября, но дважды был на мемориале, воздвигнутом на месте башен. Первый визит дался ему нелегко. Увидев обломки металлической конструкции здания, у Фрэнка сдали нервы, и он заплакал. Воспоминания не отпускают его и сейчас. Каждый раз, слыша громкий хлопок, он машинально поднимает лицо вверх. После трагедии он несколько раз навещал Дебору – женщину с разорванной спиной. Ей понадобилось больше года, чтобы вновь научиться ходить, а хронические боли мучают ее даже 20 лет спустя. Она плакала, узнав, кто ее спас, и горячо благодарила Фрэнка за помощь.

Линн Симпсон

Директор по коммуникациям Линн Симпсон в момент атаки находилась на 89 этаже Северной башни – всего в нескольких этажах от того места, где врезался самолет.

Линн шла вместе с коллегой к кулеру с водой. Вдруг в коридоре начал мигать свет, затем раздалась сирена и офис стал заполнять дымом. Здание зашаталось. В испуге Линн бросилась к выходу, где ей пришлось буквально перепрыгивать через огонь. Дверь, ведущая к боковой лестнице, горела. Линн позвонила жениху – Джону – и рассказала о том, что происходит. Она была напугана, но не верила, что все плохо. «О, они починят все, и через пару недель мы вернемся на работу», — успокаивала она коллегу.

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Линн Симпсон, Скриншот видео CBS

Тут к ним на помощь подоспели двое мужчин из портового управления. Они выломали дверь топором и помогли женщинам выбраться. Позже Линн узнала, что в тот день они погибли, но вывели всех из ее офиса. На 87 этаже проход был заблокирован, так что женщинам пришлось бежать через этаж к другой лестнице. Приходилось пробираться через обломки и уворачиваться от падающих фрагментов потолка. На 79 этаже Линн и ее коллега влились в толпу охваченных паникой людей. Началась давка. Кто-то кричал им: «Не смотрите вверх, просто бегите». Краем глаза Линн видела разбитые стекла, тела людей, кровь – сцены, которые она до сих пор не может забыть. Выйдя из здания, Линн побежала. Она бежала так долго, пока у нее не перехватило дыхание. А повернувшись, увидела, как здание, где она работала, сложилось как карточный домик.

Читайте также:  Недавно мне позвонила невеста моего мужа

Том Кэнаван

Том работал в отделении банка First Union в Северной башне. Он чудом выжил под завалами.

«Даже 20 лет спустя нам все еще больно»: памяти жертв терактов 11 сентября

Том Кэнаван, Legion-Media

На момент событий 11 сентября Тому было 40 с небольшим. Он работал специалистом по иностранным ценным бумагам на 47 этаже Северной башни. Когда самолет врезался в здание, Том находился на совещании в кабинете директора. Он почувствовал, как после сильного хлопка стены и пол пришли в движение. Выглянув в окно, мужчина увидел, как сверху падают осколки стекол и металлических конструкций. Но никто не волновался – до тех пор, пока из дверей не повалил густой дым. Схватив носовые платки, банковские работники стали спешно покидать офисы. Им удалось беспрепятственно спуститься на 17 этаж, где перед их глазами развернулся настоящий ад: полыхали языки пламени, бежали пожарные, на лестнице лежали обгоревшие люди, на которых было страшно смотреть. У одной из коллег Тома – Кейти Робинсон – случилась паническая атака. Она задыхалась и не могла сдвинуться с места. Ее забрали пожарные, пообещав помочь, но из здания Кейти в тот день так и не вышла. В холле Том кинулся помогать пожилой паре – они еле шли и были очень напуганы. За это время коллеги Тома успели выбежать из здания. И вдруг хлопок, и еще один! В следующую секунду мужчина уже лежал на земле, распластавшись под чем-то тяжелым.

Том Кэнаван: «Я не мог пошевелиться и решил, что умер»

В тот момент Том мог думать только об одном – жене, беременной дочкой, и сыне, которому через несколько дней должно было исполниться три. Том понял – нужно бороться, хотя бы ради них. Он почувствовал во рту что-то похожее на песок и понял, что ему на голову упал кусок бетона. Мужчина тогда еще не знал, что выше него уже ничего нет – Южная башня рухнула в мгновение ока, похоронив всех, кто находился в холле.

Том попытался сдвинуться. Ему удалось проползти 12 метров до мужчины, придавленного плитой. Том так и не узнал, смог ли тот выжить. Он полз дальше, на улицу, где своими глазами увидел обрушение Северной башни и людей, в последнюю секунду выпрыгивающих из окон. Выбравшись из-под обломков, Том вскочил и побежал, но был остановлен прохожими, которые сказали ему, что он ранен – сам он не чувствовал боли. Скорая отвезла мужчину в больницу, где ему наложили швы и дали кислород.

В тот же день Том вернулся домой – и заснул мертвецким сном. Следующий месяц он провел в состоянии шока, пока на него не обрушилось осознание произошедшего. Том признается, что даже 20 лет спустя ему все еще больно. После трагедии он не смог найти себя и вернулся работать на то же место – в Музей и Мемориал, построенные на месте обрушившихся башен.

Варвара Смолина
Главный редактор , saymama.ru
Более 10 лет я проработала акушером в центральной поликлинике. Успела столкнуться с различными ситуациями при беременности и родах, а также знаю все о материнстве, так как являюсь мамой с 3-мя детьми. Теперь вы можете посмотреть мои советы в интернете.

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий