Детский сад не всегда спасает

Новорожденный

Матерям, которые находятся в законном отпуске по уходу за ребёнком, нередко сулят, что скоро дадут место в саду и станет легче.

Если честно, мне, действительно, сад облегчал жизнь. По крайней мере, с двумя старшими детьми. У меня появлялось больше времени. Я успевала больше дел по дому, больше времени тратила на себя, с работой было проще. Но дело в том, что кроме сада были и другие нюансы. И я с трудом представляю, как было бы, находись я в условиях, в каких живут женщины, работающие по жёсткому графику в отсутствии помощников.

Когда я была мамой всего одной девочки, в семье работал только муж.
На момент наступления беременности было место работы, но временное. От перспективы постоянного пришлось отказаться из-за вечных ссылок в стационар. Муж никогда ничего не говорил про деньги в контексте того, что он один пашет на всех и бросил своё обучение во имя этого. Иногда у меня случались приступы самоедства на предмет того, что я тоже должна вносить вклад в бюджет, но проходило быстро. У нас были кредиты, но в целом денег, скорее, хватало. Сидя дома, я могла зарабатывать немного на своих увлечениях, успевала мониторить выгодные акции и планировать закупки с максимальной выгодой, лепила пельмени и пирожки и даже ежедневно пекла хлеб и готовила домашний йогурт.

Тем не менее, на работу хотелось. Надо же развиваться. Увы, дочь болела каждый месяц. С шестимесячного возраста.

На тот момент в моём окружении было, во первых, мало пар с детьми, в принципе, а во-вторых, не было никого, у кого дети бы часто болели. Зато были родители детей с серьезными диагнозами, типа синдрома Дауна, например, которые отдавали в сад без проблем. И сидение дома на этом фоне выглядело выбором. Осознанным желанием не работать. Все могут, потому что хотят, но не я.

Впрочем, я предпринимала попытки. Проходила платные курсы, читала книжки, думая, что вот-вот применю в работе. Это всё в ущерб бюджету семьи, в ущерб времени на семью. Но чем больше была моя потребность оправдать все эти вложения, тем хуже были последствия.

В какой-то момент мы продали машину, на которую долго собирали в своё время деньги, чтобы устроить ребёнка в единственный в городе частный сад. Я вышла на неплохое место. И проработала два месяца. Из них пять с лишним недель провела больничных.

Месяц в саду стоил пятнадцать тысяч. За время болезни делали перерасчёт. Выходило не пятнадцать, а тринадцать с половиной. При том, что я сидела дома с орущим, например, от боли в ухе ребёнком. На лекарства и врачей мы за те четыре недели потратили чуть меньше пяти тысяч. Зарплата мне пришла за отработанное время такая, что не покрыла и месяц в саду. Это был однозначный убыток.

Читайте также:  Мне не нужна другая дочка (по реальной истории)

Все попытки работать приносили убытки. Даже когда сад дали. Няни с температурящим ребёнком — не вариант. Бабушки сами работают. Рукотворчество приносило немного денег, редкие статьи куда-то приносили немного денег. Работа — убытки. Ребёнок болел дольше, сильнее, дороже было лечить.

До самой школы дочь продолжала болеть каждый месяц. Вне зависимости от того, ходила ли в сад. Когда ходила, не было ни одного месяца, когда бы мы оплатили полную квитанцию. Неделя в саду за весь месяц. Две. Три недели были сказкой. Увы, эти дни не были подряд.

(Спойлер: к школе всё прошло само собой. Сейчас барышня болеет чуть чаще, чем другие, но в пределах шести-восьми раз в год).

Я смогла устроиться на так себе работу, только когда муж остался без работы. Это была сменная работа. Утро шесть часов, вечер шесть, ночь, отсыпной, выходной, новый цикл. Вместе с доходами от хобби и редких статеек было вполне неплохо. Мужу пришлось искать место, где можно состыковать наши графики и не брать больничные. И то, нередко ребёнка на больничном приходилось брать с собой на работу. Не мне. Папе. Ко мне было никак нельзя.

После его смерти моя работа там же и потом на пятидневке с вечными «задержаться» и «выйти в выходной» была возможна только благодаря тому, что уже было, кому сидеть с ребёнком.

Смею предположить, что в других обстоятельствах, даже просто с другим мужчиной или с большими долгами за ту же ипотеку, сад вряд ли облегчил мне жизнь. То есть да, с садом было бы лучше, чем без него, но не легче, чем когда ребёнок ещё не дорос до садика. Я бы устроилась на работу с очень маленькой зарплатой, которая была бы ещё меньше из-за вечных больничных, я бы выдыхалась дома с болеющим ребёнком, к обязанностям по дому добавилась бы работа. Не думаю, что мне стало бы легче. Но мне повезло.

Моя вторая дочь не болела. Вообще. За три полных года в саду она болела трижды. Всего. Один раз в самый первый месяц. Второй раз даже и не болела, просто был насморк, а мне захотелось недельку передохнуть и не водить в сад по утрам. В третий раз была ветрянка.

Окружение к тому моменту обзавелось детьми. И многие из этих детей болели. И тогда возникло понимание обоюдное. Я знаю разницу по себе и вижу на других. Если речь о работе ради денег и нет тех, кто готов сидеть с больным ребёнком, такое чаще идёт в убыток. Иногда здоровью, но часто и в деньгах.

Читайте также:  Родители должны мне, а не сестре: у меня дети, а она одна

Второй ребёнок не болел. Думаете, проблем с садом не было? Как бы ни так!

Первый месяц в садике прошёл идеально. Никаких истерик и слёз при расставании. Ребёнок самостоятельно ел, одевался и раздевался, с удовольствием спал днём. Мечта же. Оказалось, что можно успевать не только работать (причём, делать то же самое, что и раньше, просто лучше и не за 10-12 часов, а вдвое быстрее) и готовить, а ещё и гулять, пойти в парикмахерскую или сесть и читать книгу в тишине. Сказка.

Увы, сказка длилась недолго.

Дочь начала кусаться. А ещё она дралась и истерила. Да, в группе изначально многие кусались и не только, да, до похода в сад она не трогала детей (на площадке, например), но я видела, что она отличается. И выделяется. Кроме неё было ещё два «проблемных» ребёнка. Обоих из группы выжили. Одну выжили и из сада. Угрожали мамы, что придут и сами покусают, фиксировали укусы, писали жалобы. Как думаете, почему мы остались?

Я ходила к заведующей на беседы. Рассказывала, как дома, как я проигрываю, читаю сказки терапевтические, как объясняю. Говорила честно,что не справляюсь. Ходила к психологам. Я искала входы.

Больше всего дочь чудила на прогулках и при одевании-раздевании. Потому что тесно с этими шкафчиками-лавочками, потому что в песочницу помещается всего человек восемь, а хотят все… Я стала приходить на прогулки. Каждый день на протяжении нескольких месяцев.

Я увидела, кто из детей провоцирует. Да, такие были. Причём, одни делали специально, а другие случайно. Увидела триггеры. Указала воспитателям. Им уже было проще предотвращать. Я ловила «за руку» и переключала.

Я стала носить с собой мыльные пузыри, пластилин, квадраты бумаги для оригами, бумагу и мелки… Сначала чтобы переключать свою. Вижу потенциальный конфликт: «Пойдём порисуем?» В это стали вовлекаться другие дети. Так они сближались с моей. Ещё они сближались со мной, поэтому делали иногда скидку в конфликтах с ней. (Кстати, после сменилось двое воспитателей, и обе носили на прогулки карандаши-бумагу… А потом это перешло и в другие группы).

Я рассказывала детям, когда они не виноваты, что моя дочь не хотела, что ей жаль, но она не всегда контролирует. Просила отойти в случае начинающегося конфликта. Активно помогала одеть-раздеть всех детей до и после прогулки. Пораньше забирала. Сильно пораньше. Не позже четырёх обычно.

Я помогала воспитателям. Нарезать снежинки, помочь с утренником, отгладить костюмы, сыграть роль лешего, надуть сотню шариков, нарезать карточки и заламинировать скотчем, сделать кукол для театра из бумаги, налепить из солёного теста еды для игр… За это они проявляли чуть больше внимания и лояльности.

Читайте также:  Семья — это трое. Жена, муж и его мама

Вечером приходила на прогулку, но не забирала, а гуляли. Общалась с другими родителями. Шли с кем-то вместе домой, провожая, хотя мы живём рядом. Участвовала в родительских движухах по мере возможности (плакат нарисовать, купить что-то…)

Только к школе сало чуть легче. До последнего дня в саду мне в любой момент могли позвонить воспитатели и попросить о том, чтобы я срочно пришла и забрала дочь. Я приходила. Забирала.

Да, такое случается реже, но и так тоже бывает. А ещё бывают дети, которые так и не адаптируются к саду. Вообще. Никогда.

Смею предположить, что в других обстоятельствах, даже просто с другой работой или с домом, расположенным не в десяти метрах от садика, а в десяти остановках, например, сад вряд ли облегчил мне жизнь. То есть да, с садом было бы лучше, чем без него, но не легче, чем когда ребёнок до сада ещё не дорос. Будучи замужем в этих других обстоятельствах, я бы, скорее всего, так и осталась бы сидеть дома. Будучи не в браке, я бы отдавала процентов семьдесят от своей зарплаты няне. Или работала бы за очень маленькую зарплату (которая не обязательно предполагает очень лёгкую работу, скорее, наоборот). Моя психика была бы полностью разрушена в кратчайшие сроки. Но мне повезло. Я к моменту выхода ребёнка в сад (возле дома) имела стабильную работу, не требующую выходить за пределы дома. И да, с работой тоже повезло.

Но вот этого везения могло не случиться. Его у многих женщин не случается. И тогда ребёнок идёт в детский сад, но легче так и не становится. Становится только хуже.

К чему это я? Это я к тому, что не стоит, не зная ситуации, использовать в качестве поддержки фразы о том, что с выходом в сад станет легче. А ещё к тому, что не стоит думать, что если ребёнку уже пять или даже шесть лет, а мать всё ещё сидит с ним дома, это её собственный выбор. У неё может просто не быть лучших альтернатив. Не всем везёт. Везение сильно зависит даже просто от города, в котором живёшь. И разумеется, я это к тому, что если именно вы та самая мать, которой не стало легче, просто знайте, что таких женщин гораздо больше, чем порой кажется. Знайте, что вы не виноваты. Так бывает.

Детский сад не всегда спасает

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий