«Я никогда не знала, что ждёт меня дома»: как общаться с токсичными родителями

Семейна жизнь

Мама, больная алкоголизмом, пытается вырваться из созависимости и болезненной терапии психолога.

«Я никогда не знала, что меня ждет дома»: как бороться с токсичными родителями

Эта статья является частью проекта One-to-One. В нем мы говорим об отношениях с собой и другими. Если тема вам близка, поделитесь своей историей или мнением в комментариях. Я буду ждать!

В идеальном мире родители – наша поддержка и поддержка, но в реальном мире это не всегда так. Иногда забота и любовь сменяются бесконечными упреками, тотальным контролем, манипуляциями и даже агрессией. Справиться с напором близких может быть очень сложно, но это реально.

Мы поговорили с Анастасией, которая вскоре после разлуки родителей столкнулась с алкоголизмом матери. Со временем девочка избавилась от созависимых отношений, выработала неправильные отношения с психологом и сумела наладить редкий, но адекватный диалог с матерью.

Героиня рассказала, как атмосфера в семье влияет на личную жизнь, чему учат в группах поддержки взрослых детей алкоголиков и почему в токсичных отношениях нужно спасать только себя.

Анастасия

«Мы пришли домой и увидели, что отец пытается выйти в окно»

Когда меня просят озвучить первое, что я вспоминаю о себе, всегда вспоминается одна и та же история: я совсем маленький, лежу в раскладушке, а родители дерутся за стеной в маленькой квартире в Йошкар-Оле. Мне нужна была забота и тепло, но вместо этого я почувствовал, что мама и папа снова все исправляют. Не знаю, ложное ли это воспоминание, но чувства внутри очень ясны: тревога, дискомфорт и чувство небезопасности.

Я помню время, когда моя мама пришла домой очень поздно, и у него с отцом снова произошел конфликт. Папа сказал: «Где ты мог потерять свой телефон и все свои деньги?» – а мама даже двух слов не могла связать. В то время я все еще не понимал, что происходит, и не понимал, почему он так себя ведет.

Если честно, с мамой практически не общались – мое воспитание легло на плечи сестры, которая старше меня на пять лет. У нас хорошие отношения с папой, но он был сосредоточен на разрешении конфликтов с мамой.

В общем, родители были в моей жизни, но я не помню, чтобы они со мной разговаривали, а тем более обнимали.

Старались обращать внимание, но не всегда это удавалось из-за нестабильной ситуации в семье.

Когда мне было восемь, мы все переехали в Самару. С этого момента ситуация стала ухудшаться: жестокое обращение с родителями дошло до того, что они начали бегать друг против друга рука об руку. Мы с сестрой пытались встать между ними, но это не помогло. Папа осторожно оттолкнул нас, и мама могла закричать и отбросить нас: она вообще не понимала, что делает.

Однажды мы пришли домой и увидели, что отец пытается выбраться из окна второго этажа. Может, это звучит несерьезно, ведь рост небольшой, но мы очень боялись и всячески пытались убедить его остановиться. В результате ссора с мамой постепенно утихла, родители успокоились и разошлись по своим комнатам.

Мне было девять лет, когда мой отец ушел из семьи. Если мама сначала выкинула это на моего отца, то агрессия все-таки начала изливаться на ее сестру. Я отчаянно пытался его защищать, и мне за это тоже заплатили.

Потом моя сестра переехала – и другого выхода, кроме как заблудиться со мной, не было. Папа никогда не водил нас к себе домой и боялся погрузиться в свою жизнь, чтобы мама не устраивала сцены ревности. Но иногда он приходил к нам, когда моей мамы не было дома, или помогал мне с домашним заданием удаленно, если я его просил.

«Мама всегда найдёт повод сказать, что я сама виновата в конфликте»

Когда мама осталась одна, начался период запоев. Алкоголь был единственным знакомым способом заглушить боль. Ей было больно, но она не знала каких-либо здоровых способов выздоровления, поэтому с головой погрузилась в зависимость.

Помню, иногда в напиток добавляли сигареты, хотя обычно она не курит. Наверняка параллельно мама тоже принимала успокоительные: она фармацевт, поэтому доступ к ним был свободный. Время от времени я видел ее в очень странном состоянии, но из-за ее возраста я не совсем понимал, что происходит.

Полтора года после того, как родители расстались, я скрывала от одноклассников, что мама и папа больше не вместе. Мне было стыдно.

Он сказал, что моего отца нет дома, потому что он дежурит. В Йошкар-Оле он был летчиком, а в Самаре работал в аэропорту – проверял самолеты перед вылетом. Увидев отца, я должен был доложить матери: во что он одет, что мы делаем, о чем говорим. Если ответ ее не удовлетворял, начиналась истерия.

Я никогда не знала, что меня ждет дома, и не могла пригласить друзей в свой дом: вдруг мама оказалась в неадекватном состоянии. Это могло вызвать скандал из-за немытой чашки, бросить ее в меня, хлопнуть дверью и выкрикнуть фразы, которые я буквально выучил наизусть: «Иди к своему отцу», «Я напрасно отдал тебя», «Уходи из дома», «Ты все мешают мне жить “. Эти слова остаются внутри, и жить с ними нелегко.

Мама часто отрицала свою ответственность и обесценивала мои чувства. Вечером он кричит, а утром говорит: «Ну, ничего не случилось». Об оправданиях обычно не может быть и речи. Мама всегда находила повод сказать, что виновата в конфликте я. Более того, когда в хорошие времена сестра делилась своими переживаниями, в моменты ссор и алкогольного опьянения мать обязательно использовала их против нее.

Вот почему я поклялся не делиться проблемами, чтобы у него не было возможности надавить на самую болезненную точку.

Несмотря на мои попытки защитить себя, я все же оказался жертвой жестокого обращения, например финансового. Мама часто говорила, что поддерживает всех нас, хотя на самом деле на алкоголь было потрачено много денег, даже из средств, которые нам дал отец. В школьные годы я получал от мамы максимум 500 рублей в месяц. В колледже я начал обеспечивать себя, поэтому использовал только жилую площадь и иногда ел дома, но ругательства все равно продолжались.

Читайте также:  Будущий муж заставляет продать ипотечную квартиру

Мама постоянно придумывала теории заговора: «Ты сделал это, потому что папа рассказал тебе о тебе», «Вы все хотите, чтобы я чувствовал себя плохо». Это типичная реакция невротика на мир. К тому же мама время от времени откровенно бредила: она могла притвориться, что разговаривает по телефону, даже если никто не звонил.

«Я легла на пол и начала молиться Богу, хотя я неверующий человек»

Самое сложное – это осознать, что посреди ночи мама выгоняет тебя из дома. Ситуация была стереотипной. Мы ссоримся, и она кричит: «Готовься и иди к своему отцу». Когда я оделась, он стал тащить меня за руки и останавливать.

Иногда все же уходил, потому что оставаться в квартире было невозможно. Я пошел в соседний двор, сел и плакал. Я не мог переехать, потому что учился в университете, при этом я работал в небольшой региональной среде и получал 17000 рублей в месяц. При таком количестве в Самаре сложно найти что-то адекватное, чтобы оставаться в состоянии есть и обеспечивать минимальные потребности.

Впервые я осознал, что мои силы иссякли на втором курсе университета. Моя мама и я снова поссорились, и я написал в Твиттере, что моя жизнь – дерьмо. Коллега увидел эту пленку, пояснил, в чем проблема, и предложил пожить в его квартире на три дня. Он уехал в командировку в Тольятти и нуждался в человеке, который мог бы ухаживать за его кошкой. Именно тогда я понял, насколько комфортно жить одному, когда находишься в атмосфере абсолютного спокойствия.

Однажды мы с мамой снова поссорились, и я на пару дней поехал к сестре. Она, как правило, спасалась от отношений и жила с молодежью. На этот раз они с парнем уехали на выходные и оставили мне ключи: квартира была свободна. Помню, как приехал, лежал на земле и начал молиться Богу, хотя в целом я неверующий. Я был в таком отчаянии, что больше не знал, кто может мне помочь. Сейчас даже вспомнить это сложно.

Точка невозврата наступила, когда я пришел домой с работы и снова увидел дома пьяных маму и ее подругу.

Затем я продолжал получать небольшую зарплату и собирал заказы на работу фрилансером, чтобы быстрее уйти. Я думал, что пойду домой и быстро напишу все тексты, но вернулся к полному хаосу: везде беспорядок, вокруг еда, все воняет.

Сейчас у меня просто опустились руки: я ищу в себе максимальную силу, чтобы зарабатывать деньги, но дома так и происходит. Спорить уже не было никакого желания, поэтому я спустился на школьный двор возле своего дома, сел на асфальт и зарыдал. Я позвонил двум своим друзьям, и один из них пришел меня успокоить. Оказалось, что совсем скоро у нее появится возможность переехать в квартиру, доставшуюся ей в наследство от родственников. Она предложила жить с ней, и я сразу согласился.

«После переезда я считала, что спасти маму — миссия моей жизни»

Я пошел домой и сказал, что скоро уйду. В состоянии алкогольного опьянения мама начала отпускать упреки в мою сторону: «Ты меня бросаешь, все уходят», «Мне будет так плохо, я тебя не прощу». Когда она протрезвела, она общалась более осторожно и любезно пыталась отговорить. Я пытался абстрагироваться и просто повторял: «Я хочу так жить».

Мой друг долго готовил и переставлял квартиру, и я все острее чувствовал, что не могу дождаться. В конце концов, она попросила ключи и переехала на пару дней раньше нее. С этого момента все изменилось.

Отдельная жизнь – это эмоция. Просыпаешься и понимаешь, что дома спокойно и так будет всегда.

здорово, когда знаешь, что никого не стыдишься. Вы поддерживаете себя материально и уверены, что никому ничего не должны. А вы засыпаете даже без беспокойства и точно знаете, что будет тихо, потому что человек рядом с вами заботится о вас.

Мы с другом внедрили множество фантастических ритуалов в нашу повседневную жизнь. Например, у нас была комната без осуждения, куда мы приходили, чтобы обсудить какую-то глупость и поболтать. Мы вместе завтракали и читали Таро. В целом, это было просто здорово, как показывают в сериале, когда друзья живут вместе.

Когда жизнь стала налаживаться, у меня обострился синдром спасателя. Я начал чувствовать себя виноватым, потому что со мной все было в порядке, а у мамы были проблемы. Время от времени он звонил и просил помочь ей материально расплатиться с долгами. В те моменты я действительно думал, что собираюсь спасти ее, и этого больше не повторится, но со временем эта иллюзия исчезла. Каждый раз меня сначала благодарили, а потом эта помощь сопровождалась выговором, который я давал слишком мало. Всегда жаль, потому что я старался всем сердцем, прислал последний. Со временем я понял, что все бессмысленно. Сколько бы денег я ни отдал, они тебя не спасут.

Отношения с токсичным человеком непостоянны: сегодня он на дне, а завтра трезв и клянется начать новую жизнь. Вы хотите верить, что это возможно, но еще больнее признать, что обещания не превращаются в реальность. Вы снова попадаете в задницу и многое другое.

Я думал, что спасение моей матери было миссией моей жизни. Я постоянно общался с университетскими психологами, ездил за город и каждый раз задавал один и тот же вопрос: «Как помочь алкоголику?». Когда я в шестой раз услышал ответ «Ни за что», я начал понимать.

Я понимаю, что если она не хочет меняться, то этого не произойдет. Я могу помочь себе или утонуть там же.

«При 30 незнакомцах я сказала, что моя мама — алкоголик»

Когда я писал очередной текст для самарских СМИ, одна из героинь сказала, что созависима. Я начал изучать значение этого термина и был поражен, потому что во многих местах я узнал себя. Попалась группа для взрослых детей алкоголиков, но относилась к ней осторожно: такие сообщества напоминали мне культы и немного пугали. Я не был уверен, что мне нужно идти на встречу, но я все еще беспокоился, что мои отношения с моей матерью иногда будут развиваться по тому же сценарию.

Читайте также:  Как я получила большое наследство

Я решил, потому что мне было интересно, на что похожи встречи. Оказалось, что на собрания приходят люди совершенно разного возраста и каждый раз кого-то считают спикером. Он рассказывает историю своего путешествия, а остальные рассказывают, как эта история находит отклик у них. В первый раз я вообще ничего не сказал, а на второй встрече дрожащим голосом произнес всего пару предложений.

Также на каждой встрече мы проводили своего рода голосование и читали стандартные фразы из категории «Я – взрослый ребенок алкоголика». Этот формат мне не близок, потому что это действительно похоже на сектантство, но я понимаю, что к алкоголикам в обществе относятся именно так.

Группа помогла мне почувствовать, что мне не следует стыдиться того, что происходит с моей мамой. Это обычная история, которая случилась не только в моей семье.

Раньше я всегда говорил: «У мамы проблемы с алкоголем», но когда я впервые встретился, я называл вещи своими именами. С 30 незнакомцами я сказал, что моя мама алкоголичка. Признать случившееся морально очень сложно. Более того, моя мама всегда отрицала зависимость, прикрываясь стереотипными фразами: «Я не пью, но пью», «Я не валяюсь под забором».

Самым важным в этом опыте является то, что я заметил, насколько похожи все истории. Вы слушаете человека, которого видите впервые, и кажется, что он рассказывает о ситуации из вашей жизни. В этот момент вы понимаете, что в окружающей среде развиваются определенные закономерности: вы становитесь родителем для мамы или папы, вы не получаете заботы, вы берете на себя ответственность раньше, чем это необходимо. С этой стороны встречи были интересными, но я больше трех раз терпеть не мог.

«Я недостойна любви»

После университета я понял, что хочу переехать в Москву, потому что не видел никаких карьерных перспектив в Самаре. Я уже работал в одном из самых крутых СМИ города и не понимал, где найти новые возможности для профессионального роста. Я решил поступать в магистратуру Высшей школы экономики, но до бюджета оставалось всего пара баллов.

Примерно в то же время я рассталась со своим парнем. Во мне было столько злости, что пришлось его срочно куда-то отправить. Итак, буквально через месяц я нашел работу и жилье в Москве и переехал в столицу с 50 000 рублей на руках. Это был поиск самореализации, а не попытка сбежать от семьи – я больше об этом не думала.

В Москве я впервые решила, что пора к психологу. Это всегда непростой процесс – заходишь на сайты, но никак не можешь решиться на консультацию. В тот момент меня озадачили проблемы в отношениях, которые возникали снова и снова по одному и тому же сценарию.

Я два года общался с приложениями для знакомств и встречался с разными парнями, но никому не хотелось ничего серьезного. Они были довольны бесплатным вариантом, на который я согласился, а потом они слишком к нему привязались. Каждый раз я просачивался под предлогом «Знаете, сейчас так много дел» или «Я впал в депрессию». Я начал думать, что со мной что-то не так. Это верный признак того, что пора обратиться к специалисту.

Я начал разговаривать с когнитивным психологом, и она попросила меня вести дневник автоматических мыслей. Несколько недель я записывал все, что чувствовал, любые отрицательные эмоции. Со временем мы заметили, что некоторые взгляды повторяются, и самая сильная фраза – «Я не достоин любви». Эту мысль я подтверждал во всех своих отношениях.

Безопасный сценарий для психики – это то, что случилось с вами раньше. Быть брошенным – это знакомо, потому что так поступали мама или папа.

Психе требуется всего несколько секунд, чтобы понять, подходит ли этот человек для вашей травмы. Вот почему мы легко можем найти людей, которые помогут нам подтвердить наши автоматические мысли.

Мы взяли эту установку и написали все, что ее подтверждает. Как вы начинаете понимать, оказывается, что аргументов против этого гораздо больше. Мы написали противоположную формулировку: «Я достоин любви» – и периодически к ней возвращались. Все стало ясно, но эмоционально он меня не отпускал. Раз в месяц я все еще лежала, чувствовала себя ужасно и срочно хотела написать бывшему, чтобы почувствовать, что хоть кто-то не равнодушен.

Я решил обратиться к знакомому психологу, чтобы выбрать подходящую терапию, и он предложил работать со мной бесплатно, так как недавно прошел курс психосоматики. Сначала он поверг меня в травму: он попросил представить, что мой бывший был противоположностью, что он ломает меня прямо сейчас. Он несколько раз повторил фразу «Я оставляю тебя», и мне стало так неприятно, что я заплакал.

Затем он предложил вспомнить, когда я впервые столкнулся с этим чувством и вернулся в детство – ту же ситуацию, когда мои родители ругаются за стеной. Мы начали говорить о том, что чувствовала моя мама, что она действительно хотела сказать или сделать и чего я хотела в этот момент: объятий, заботы, тепла, еды. Мы представляли, что родители дадут его, наполнят ситуацию ресурсом, а затем попытались взять его во взрослую жизнь. Если не получилось, вернулись – значит, что-то оставили без присмотра.

Эта терапия помогает справиться с ситуацией, как и должно быть, потому что в противном случае негативные эмоции сидят внутри и каждый раз сталкиваются с ней. Они помогли мне изменить мою реакцию, чтобы мне больше не приходилось сталкиваться с этим препятствием в будущем. Я встречаюсь с молодым человеком уже почти год и чувствую себя очень комфортно. У меня больше нет ощущения, что я недостоин любви.

«Пока ты не спасёшь себя, отношения с родителями не наладятся»

Теперь в отношениях с мамой я чувствую себя намного спокойнее. Этот переезд отчасти был решением проблемы, но стоит отметить, что он не имеет ничего общего с расставанием. Я просто научился утверждать свои пределы, я начал заботиться о себе и перестал делать то, что могло навредить мне. Пока вы не спасете себя, ваши отношения с токсичными родителями не улучшатся. Чтобы общаться с человеком, который не осознает, что он делает, вы должны сначала научиться различать свои эмоции и нервозность.

Долгое время я не мог видеть свою мать пьяной, хотя она вела себя прилично. Мне было достаточно услышать, что он выпил полстакана, чтобы рассердить меня. В эти моменты я уже не относился к нашему общению так серьезно, чтобы не было и речи об улучшении отношений.

Теперь я понимаю, что любая зависимость – это симптом. Способ уйти от реальности и достичь самоощущения, чего нельзя достичь в адекватном состоянии.

Вы можете запретить ей пить столько, сколько хотите, но до тех пор, пока не появится здоровый способ чувствовать то, что она хочет, она будет использовать деструктивные методы.

Читайте также:  Отец подарил на день рождения дочери 500 рублей

Я недавно пришел ко мне и заметил, что моя мама открыла шампанское и спокойно пьет его. Он меня не беспокоил, потому что я вижу, что он доброжелателен и ведет себя прилично – этого достаточно. Меня больше не переполняет агрессия, которая кипела во мне раньше. Также я стал внимательнее и заинтересовался мамой. Раньше я не задавал вопросов о его прошлом, но теперь стараюсь больше общаться.

налаживать диалог стало проще, потому что я прихожу всего два раза в год, мне этого достаточно. И я знаю, что если что-то пойдет не так во время моего визита, я всегда могу вернуться в столицу или побыть с друзьями, которых у меня много в Самаре.

Когда я в Москве, мы созваниваемся примерно раз в месяц. Раньше я винила себя за то, что не поддерживаю связь, но теперь понимаю, что чувствую себя так комфортно. Чаще всего это не срабатывает: я просто не знаю, о чем говорить, и чувствую, что не могу быть полностью откровенным. Если случилось что-то хорошее, я расскажу об этом, и лучше оставить свои заботы при себе.

С папой немного другая история: мы всегда разговаривали редко, но хорошо. Я также недавно познакомился с его новой семьей. Мы с мамой об этом не говорим, потому что у нее точно будет истерический припадок, но мне было приятно посмотреть, как он живет, и убедиться, что с ним все в порядке.

«Вы уже не ребёнок и сами несёте за себя ответственность»

Я не жалею о том, что произошло в моей жизни. Я считаю, что мне очень повезло, потому что я никогда не подвергался физическому насилию. Кроме того, я мог завязать оскорбительные романтические отношения, но в моем случае этого не произошло. Они были просто странными, но они никогда не имели ничего общего с токсичностью.

Если бы я выбрался из этой ситуации сейчас, я бы сделал то же самое, что и раньше.

Я всегда делал то, что мог, ни больше, ни меньше. Когда вы выходите из токсичных отношений с родителями, вам не нужно заставлять себя. Если вы мысленно не готовы к чему-то, вы вряд ли сделаете это, будь то переезд, работа или что-то еще. Мне долго казалось, что я не смогу переехать в Москву, если не поступлю в университет. В результате я нашла место для жизни и работу всего за месяц, когда была действительно готова. Будьте немного более лояльными и не вините себя, если вы все еще откладываете решение.

Если у вас был токсичный родительский опыт, важно не прятаться за этими вещами во взрослой жизни. Как только фраза «Ну что ты хочешь, у меня было такое детство, со мной ужасно обращались» на языке, вспомни, что ты уже не ребенок и ты несешь ответственность за себя. Чем раньше вы это поймете, тем легче будет наладить общение с родителями и окружающим миром. Поддерживать этот гнев бесконечно невозможно, поэтому вы никуда не двинетесь.

важно научиться защищать свои границы. Мама до сих пор часто пытается дать мне совет, и я скорее бы ответил эмоционально. Теперь я научился говорить: «Спасибо, я уважаю ваше мнение, оно основано на вашем опыте. Может быть, я подумаю, но я все равно буду поступать так, как считаю нужным ». Я замечаю, что это работает. Теперь мама часто начинает предложение со слов« Я знаю, что ты сделаешь то, что считаешь правильным, но я бы сделали так».

Когда вы чувствуете бушующие внутри эмоции, попробуйте сесть и подумать, почему они возникают и что они из себя представляют.

Мне помогает следующая практика: я сажусь, закрываю глаза, понимаю эмоцию и сдаюсь ей. Я просто говорю: «Да, я зол и обижен». Так что мы даем себе возможность испытать то, что чувствуем, чтобы не нести эту ношу дальше.

Подумайте, насколько вам действительно достаточно вашей помощи. Вы понимаете, что происходит? Скорее всего, нет, потому что не на кого положиться, а на себя это просто не работает. Я бы начал с посещения психолога и кого угодно. Со временем вы поймете, какая терапия вам подходит, и вы найдете своего специалиста, но прежде всего вам нужно преодолеть страх и сделать шаг в этом направлении. По крайней мере, они помогут вам понять, что вас беспокоит. Это уже большое дело.

Кроме того, йога – хорошее средство от стресса. Было время, когда я ужасно нервничал, мало спал, пил много кофе и иногда курил. Все это привело к единственной в моей жизни панической атаке прямо посреди торгового центра. Я чувствовал, что не могу контролировать свое тело и вот-вот умру. После этого друзья подарили мне абонемент на йогу. И для меня это действительно потрясающий инструмент, который учит, как взаимодействовать со своим телом.

Люди часто говорят, что я мудр не по годам. Опыт, который я действительно изменил. Я понимал свою маму и понимал, что она делает все, что в ее силах. Конечно, это доставило мне много боли, но я благодарен ей, потому что эта энергия стала толчком для реализации очень многих интересных вещей. Дискомфорт не давал мне покоя. Мы не можем изменить то, что уже произошло, но мы можем использовать ресурс, который нам дала эта ситуация.

Варвара Смолина
Главный редактор , saymama.ru
Более 10 лет я проработала акушером в центральной поликлинике. Успела столкнуться с различными ситуациями при беременности и родах, а также знаю все о материнстве, так как являюсь мамой с 3-мя детьми. Теперь вы можете посмотреть мои советы в интернете.

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий