“Мам, у нас места нет. Спи теперь на кухне”

Семейна жизнь

Это была обычная советская семья. Кроме того момента, что отец пил и бил мать. Из-за этого женщина взяла трёхлетнего сына и уехала из союзной республики к родителям в Россию.

"Мам, у нас места нет. Спи теперь на кухне"

В те времена наша страна была гораздо щедрее к своим трудягам, и простой маляр получила хорошую однушку с просторной по тем временам кухней аж в 7 метров.

Но много ли надо для маленькой семьи? Зажили они преотлично без вечно пьяного и скандального деспота.

Мать не была идеальной, она была абсолютно обычной женщиной. Татьяна (так её звали), могла покричать на сына за плохо сделанные уроки или за выговор учительницы. Могла даже огреть мокрой половой пряпкой за грязь в квартире. Тяжело воспитывать сына без твёрдой отцовской руки.

Но все же Таня любила своего милого Лешика до глубины души. Да и суровые методы воспитания в 70-80 годы были обычным делом. Людмила Петрановская с её новаторскими идеями всеобщей любви гораздо позднее стала популярной.

Время шло, сын рос. Были у него и взлёты, но падения гораздо чаще. Например, после неудачи с поступлением в престижный ВУЗ, он на два года ушёл в депрессию (хотя раньше и слова-то такого не было) и просто засел дома, обложившись библиотечными книгами. Татьяна даже тут в душе радовалась – не со спиртным же заперся.

"Мам, у нас места нет. Спи теперь на кухне"

Затем Лешек взялся за ум, отучился в другом Вузе, хоть и попроще. Начал работать, женился. И привёл молодую жену в дом. В ту самую однокомнатную квартиру, которая после свадьбы и рождения внучки уже перестала быть такой просторной, как им чудилось ранее.

Время шло, свежеиспеченная бабушка души не чаяла во внучке, а её сын – в молодой жене. Это ли послужило поводом, или дурной характер молодой хозяйки, но общего языка со векровью невестка не нашла.

Читайте также:  Мы с сыном стояли и смотрели, а муж повёз домой маму с сумками

И хотя последняя была тиха, а свекровка, наоборот, частенько ругалась, но так у них повелось, что весь быт лежал на пожилой женщине. И заботы о внучке тоже.

Таня весь день была на стройке, вечерами с тяжеленными сумками бежала домой готовить ужин мыть полы, стирать.

Спали они все в одной комнате – молодые на диване, мать на узкой кровати, а малышка в люльке. Но ребёнок подрастал, нужно было больше места, хотя бы для сна.

– Мать, ну ты сама видишь, нам даже развернуться негде. Только кухня и остаётся тебе. Переходи-ка ты туда спать, на полу себе постелешь. – Сказал Лешек матери-старушек.

– Да как же так, сынок? Меня же артрит замучал, я с пола не поднимусь просто! – Отвечала пожилая женщина.

– Ма, а как же внучка твоя, может её на пол положим? – Вопрошал сынуля.

"Мам, у нас места нет. Спи теперь на кухне"

Конечно, Таня сдалась. Хоть и была она временами грубовата в силу простого воспитания, да только сердце у неё было доброе.

Молодая жена после декрета на работу не вышла, сидела дома, якобы с дочкой. Но по факту вся бытовуха и уход за маленьким ребёнком доставалась вышедшей на пенсию Татьяне.

Пенсии в те времена за самоотверженный труд и выслугу лет давали ой какую хорошую. Конечно, пенсионные 25 тыс (на сегодняшний пересчёт) тоже шли в общую казну.

Много ли из той пенсии доставалось Татьяне? Думаю, нет, ведь ни новых нарядов, ни другой "роскоши" за ней замечено не было.

Шли годы, женщина совсем слегла, пришлось её буквально переносить с кухонного пола на кровать. Двигаться самостоятельно она была более не в силах.

Читайте также:  Муж живет на две семьи

Невестка и тут проявила себя – вместо помощи той, которая 15 лет ходила за ней, стирая струсы, она просто-напросто подала на развод. И забрала с собой 15-летнюю дочь, которой все же ещё полагались алименты.

"Мам, у нас места нет. Спи теперь на кухне"

Лешек остался с больной матерью на руках, алиментами, и глубоким непониманием жизни. Как так, ведь он любил и шёл на поводу у супруги все эти годы, а она?

Сейчас за матерью ухаживает соцработник, средства на её содержание идут из её пенсии. Сын все же кормит её кашей из пакетика, меняет ей памперсы. За это его можно только похвалить.

А то, что после смерти матери её однушка достанется ему, скромно умолчим. Да и кому ещё, не государству же, верно?

Любви и принятия между ними по-прежнему нет. Слишком много накопилось взаимных обид. Кто в этом виноват – стерва-невестка, острый язык Татьяны или эгоизм её сына, я не знаю.

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий