Прости, что не смогла стать твоей мамой

Новорожденный

– Что ты делаешь? Ты так ребенка убьешь! Быстро ложись на кровать!, – слова акушерки были обращены к одной из беременных, худенькую брюнетку с короткой стрижкой, которая встала на колени перед кроватью и прижималась животом к ее краю.

Что она пыталась сделать таким образом? Утихомирить боль? Попытаться побыстрее избавиться от бремени?

– Отказалась от ребенка, – сказала другая акушерка той, первой, кивнув на молодую женщину у кровати.

Прости, что не смогла стать твоей мамой

Слова были адресованы одному человеку, но были услышаны всеми, кто находился в предродовой.

– И что теперь? Убивать его можно, раз отказалась?, – возразила первая.

Маша, вторая роженица, несмотря на адские боли («никакой эпидуралки, сама рожать буду»), от такой новости позабыла на время о себе, ведь рядом с ней, совсем близко, находится женщина, которая заранее, еще не родив, отказалась от собственного ребенка!

Почему? Что может заставить пойти на такой шаг? Неужели нет никакой возможности изменить это решение?

Вопросов много, и ни одного ответа. Кто она, чтобы лезть в чужое дело?

– Вы ничего не знаете и не можете меня осуждать! У меня есть причины на то, чтобы отказаться от ребенка!, – будущая мать будущего отказника пыталась защититься от осуждения, не вдаваясь в подробности причин отказа.

– Ложись на кровать и лежи! Инвалида родить хочешь?, – все еще пыталась приструнить непослушную роженицу акушерка.

Рожали одновременно, но та, с короткой стрижкой, избавилась от бремени первой. Ребенка приняли, обработали пуповину, очистили слизистые, и, запеленав в казенные пеленки и клетчатое одеяльце, оставили на пеленальном столе. Мальчишечка родился.

Через несколько минут рядом с ним, после таких же процедур, уже лежала Машина дочка, а она сама, когда первую роженицу увели, спросила у акушерки:

Читайте также:  Дважды мама в 15 лет

-Скажите, а этого мальчика можно забрать?

– Отказника-то?

– Да, его.

– Можно, но не из роддома. Забрать решила?

И Маша, полная решимости подарить этому несчастному, только что родившемуся ребенку, материнскую ласку и любовь, твердо ответила:

– Да!

– Я зайду к тебе в палату попозже, поговорим.

– Хорошо.

Как только очутилась в палате, сразу же набрала мужу:

– Алло, привет. Поздравляю, папа! У тебя дочка родилась.

И после нескольких фраз не удержалась:

– Вадим, здесь со мной женщина рожала… В общем, она отказалась от ребенка. Мальчик у нее. Мне так жалко его стало. Давай усыновим?

Вадим, счастливый отец новорожденной дочки, взволнованный и радостный настолько, то был готов обнять весь мир, поддержал жену:

– Я согласен. Давай заберем.

К вечеру зашла та акушерка, что принимала у Маши роды:

– Ты точно решила забрать отказника?

– Да, точно.

– Это очень серьезное решение и большая ответственность. Такое редко бывает, чтобы прямо вот так, в роддоме, находились родители отказникам. Но если решила – то хорошо. Отказничка сначала в дом малютки отвезут, а тебе нужно собирать документы. Если все будет в порядке – сможете забрать. По здоровью у ребенка все хорошо, без отклонений.

– Хорошо. Спасибо Вам.

– Ну, давай. Восстанавливайся и занимайся документами. Как самочувствие сейчас?

Маша пожала плечами. Роды были первыми и как должны себя чувствовать родившие несколько часов назад женщины, она не знала. Все вроде хорошо. Так и ответила:

– Хорошо.

Акушерка ушла, закрыв за собой дверь, а у Маши вдруг ни с того, ни с сего, закралось сомнение: а правильно ли она делает? Ведь усыновить ребенка действительно большая ответственность. Поддавшись внезапному, сильному порыву подарить брошенному ребенку полноценный дом и семью она не подумала ни о себе, ни о муже, ни о своем ребенке.

Читайте также:  А Вы, мама, больше здесь не живете

Квартира, в которой они жили, однокомнатная. Муж уже сейчас единственный кормилец в семье, а ее декретные – сумма небольшая. Как они будут жить с двумя детьми? На какие средства?

Вадима можно понять: на радостях был на все согласен, вот и не стал переубеждать ее. Но она сама о чем думала? Нет, это невозможно. Она не сможет взять на себя эту ответственность потому что не справится.

Как же стыдно перед врачом! Сказала «Гоп», а теперь прыгать отказывается. Неприятное чувство стыда за свои безответственные слова жгли и портили все настроение.

Этот инцидент был единственной неприятностью, что омрачал настроение следующих дней нахождения в роддоме. Все дни Маша думала о том, чтобы та акушерка больше не вспомнила о ней, не пришла и не поинтересовалась, начали ли они с мужем узнавать подробности усыновления.

На счастье, так и вышло. Больше никто не приходил к Маше с этим вопросом.

В день выписки муж встретил ее и дочку с цветами, как и положено. О том отказничке не спросил ни слова. И Маша больше не поднимала эту тему. Потому что оба понимали: решение было скоропалительным. Не готовы они к усыновлению.

Много лет прошло, и неизвестно, помнит ли Вадим эту историю, но Маша точно не забывает. Вспоминает того мальчишечку, что родился июльским вечером почти в одно время с ее дочкой. Где он сейчас? В детдоме ли? Может, ему повезло, и он уже давно нашел свою семью?

Чувство вины перед крохой (до сих пор в глазах стоит картинка, где он в одеяльце) гложет до сих пор, и мысленно она обращается к нему только с одной просьбой: «Прости, что смалодушничала. Прости, что не смогла стать твоей мамой».

Читайте также:  Неуправляемый ребенок: вопросы к родителям?

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий