Смотри, твоя ровесница, а как молодая, все успевает

Семейна жизнь

Изба пожилых супругов Поликановых была на отшибе, ближайший сосед в километре. Раньше это даже радовало, для коровы и теленка раздолье, сенца подкосить можно, птица домашняя гуляет, как ей надо. Но в свои шестьдесят с хвостиком тетка Настя и дядя Ваня держали только десяток кур да кота. Дети разъехались, вдвоем было уже неуютно жить вдали от людей, особенно тоскливо становилось зимой. Один из их сыновей жил в поселке километрах в пятнадцати от родного села. Он звал родителей к себе, даже построил большую теплую времянку на своем участке. Хотите в доме живите, хотите во времянке, главное – рядом будут родные люди, ведь всякое может случиться. Но Поликановы все тянули с решением, жалко было бросать хату, в которой прожили всю жизнь.

Супруги очень обрадовались, когда узнали, что рядом с ними поселится молодая семья с детьми. Вот и оживет их бугор, ребятишки скучать не дадут. Вместе с молодыми переедет свекровь, тетка Дашка, ровесница Поликановых, будет с кем Настасье побалакать.

За лето новые соседи построились, Иван помогал, чем мог. Настасья с Дарьей готовили еду для работников, женщины подружились. Дарья говорила: "Вы сейчас нам помогаете, и мы вам поможем, когда надо будет. Сосед – тот же семьянин."

Смотри, твоя ровесница, а как молодая, все успевает

Новые соседи быстро обживали свой участок, поставили сараи, выкопали погреб. Колодцем Иван им предложил пользоваться своим. Теперь Иван часто вечерами уходил к соседям побалакать за жизнь, Дашка навещала Настасью, а то еще втроем играли в подкидного.

Летом, правда, стало не до карт, огород в пятьдесят соток требовал много сил, а годы были уже не юные. Настасья вечером еле до постели доходила. А Иван ей все на Дашку указывал, мол, смотри, твоя ровесница, а как молодая скачет. Дашку усталость будто бы не брала: она и с внуками управлялась, и вся готовка была на ней, и на огороде с невесткой наравне полола.

Читайте также:  Послушал маму.

После мужниных слов Настасье стала Дашка неприятна. Вот ведь вроде ничего плохого она не делала Насте, а глаза бы на соседку не смотрели. Тут еще придумала Дашка приходить к Поликановым каждый раз, как к ним дети в гости приезжали. Только гость на порог, Дарья тут как тут, да не с пустыми руками, с бутылочкой. За стол сядет, как у себя дома, во все разговоры лезет. Пробовала Настасья ее придержать, мол, не надо нам ничего, все у меня припасено. А Дашка опять за свое: "Сосед – тот же семьянин." Настасья как-то мужу высказала, как ей Дашка надоела:

– К нам дети в дом войти не успели, а она уж тут как тут.

Ответ мужа ее удивил и даже обидел:

– Ты бы у Дарьи училась с людьми обходиться, она для твоих детей старается, а ты все бухтишь. Ходишь вечно надутая.

Поняла Настя, что от мужа она помощи не получит, решила с Дарьей поговорить. Дарья выслушила претензии, ничего в ответ не сказала, ушла, но ходить к Поликановым перестала. Настасье даже дышать стало легче, ну ее, подругу эту, всю жизнь без соседей прожили, и сейчас они ни к чему.

Только стало Настасью тревожить поведение мужа, как ночь на дворе, он курить выходит. Выйдет и все нет его, пару раз Настасья даже уснула, не дождалась мужа. Говорила ему в хате курить, ведь уж ноябрь, застудится, но муж сказал:

– Потом сама запилишь, что все дымом провонял.

И опять ушел. Решила Настя проследить за Иваном. Вот он вышел, а она подождала, да тоже за дверь. Темень, ветрище, да где ж он может быть-то? Настасья все закоулки обошла, нет мужа нигде. Вдруг на погребце () огонек мигнул, Настя туда, слышит голоса, балакает кто-то там. Сначала подумала – воры залезли, а потом разобралась: это ведь Иван с Дарьей-соседкой!

Читайте также:  Наглая родня

– Ну-ка, голубки, вылезайте!

На погребце тихо стало.

– Вылезайте, а то я сейчас твоего сына, соседушка, позову, да с невесткой. Пусть полюбуются, чем бабка на седьмом десятке занимается.

Первой Дашка вышла, как королева, никакого раскаяния. Настасья стала ей выговаривать, а в ответ получила:

– А что такого? Я с двадцати пяти лет вдова, как муж мой погиб, а ты всю жизнь за мужиком прожила, кохалась. А все равно ты – старуха, а во мне все играет!

Вот и поговори с такой. Заплакала Настасья и домой, муж за ней, стал прощенья просить, мол, бес попутал. Настасья жизнь рушить не стала, только одно условие поставила – переезд. К весне они уже обживались у сына. Повезло, умудрились быстро свою хату продать.

Читайте еще:

Деревню из девушки не вывести – здесь.

Какая может быть любовь на седьмом десятке – здесь.

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий