Собачьи дети

Новорожденный

Альма тревожно огляделась по сторонам.

С тех пор, как её с тремя несмышлёнышами погнали из теплой будки на стройплощадке, к которой она так привыкла за лето, и они с Пузаном, Плаксой и Дочкой стали прятаться по кустам у помоек, она не могла спать спокойно. Мало того, что Плакса постоянно пищала, а тяжелеющий не по дням, а по часам Пузан беспрестанно хотел молока, так ещё и эти люди!

Альма повидала за жизнь много людей.

Уже по первым словам человека она определяла – Сторож он или Охранник. Сторожа гоняли Альму, а Охранники привечали. С одним из них она прожила целый год, с самого щенячества. Тогда она была так наивна, что считала его Хозяином и старалась услужить как могла. Но, после того как тот Ха-Хазяин однажды вывел её погулять подальше, дал косточку, а сам растворился на большой трассе, которую она не решалась перейти целый день, Альма поняла, что у таких, как она, Хозяев не бывает. Только Сторожа или Охранники.

Когда прошлым летом она влюбилась в большого рыжего Левона, прижившегося в богатой деревне, ей на минуточку показалось, что она сама может стать Охранницей.

В той деревне шла стройка, и рабочие подкармливали её особенно вкусно, когда увидели, что она ждет щенков. Альма хорошо отрабатывала кормёжку – лаяла на прохожих так, что те шарахались с криком «Уберите кобеля, он бешеный!». Но, когда одной прекрасной ночью из неё появилось сразу три пушистых чуда, Альма поняла, зачем живёт – чтобы кормить и вылизывать эти невыносимо родные комочки.

Как-то раз, к вечеру, рабочие были особенно ласковыми. Они накормили Альму от пуза начинкой от чебуреков – очень она их уважала за запах, хоть после них так сильно хотелось пить. А когда она вернулась в свое теплое логово под верстаком, то не нашла там щенков и дико забеспокоилась. Тогда один из рабочих, тот самый ласковый Азамат, вывел её на улицу и вдруг – дверь высокого забора закрылась перед её носом.

Читайте также:  Потерявшееся детство. Часть 7.

Дома у неё снова больше не было.

Зато из кустов раздался родной писк, и Альма, забыв обо всем на свете, ринулась туда. Пузанчик, Плаксочка, Дочуня – выводила она языком на теплых животах, – слава собачьему Боженьке, вы живы.

Поговорка «мать сыта и дети сыты» у собачьих мам в крови. Дождавшись, пока Пузан сыто отвалится от неё, Альма подняла нос и принюхалась. Надо было искать источник питания. Базу.

С тех пор прошла пара недель, а постоянной базы не было. По ночам начало подмораживать, и Альма беспокоилась за Плаксу – та стала вялой и часто дрожала.

Все хвостики уже прилично подросли и довольно бодро трусили вслед за Альмой, когда она снова и снова меняла дислокацию, почуяв опасность. Устав от бессонных ночей и постоянной кормежки, Альма хотела только одного: снова стать свободной и ничейной. Перестать психовать и беспокоиться за детей.

Но для этого надо было сначала их как-то пристроить.

Как-то раз, за щелястым забором Альма услышала два голоса – мужской и детский. «Когда вы мне купите собачку?», – говорила девочка, а папа что-то отвечал ей уверенным баритоном. Слов Альма не поняла, но от этого голоса ей почему-то стало спокойно. Почти как в щенячестве, когда она еще считала своего Ха-хазяина настоящим.

Когда чуть стемнело, Альма отыскала пролом в заборе и сунула туда глупышку Плаксу. Управляться с ней было проще всех: чуть прихватишь за холку – пойдёт как милая.

С неотстающим Пузаном и лапочкой Дочкой – вот кто не доставлял Альме никаких хлопот – Альма расположилась в кустах неподалеку. Утром из своего укрытия он увидела, как на писк Плаксы из дома сначала выбежала встревоженная женщина, а за ней девочка и мужчина. Отыскав маленькую жалкую Плаксу, они принесли ей молочка, но та дичилась и пряталась. Тут женщина её обхитрила – подманила на что-то вкусное.

Читайте также:  У ворон есть детские сады

Альма увидела, как Плаксу взяли на ручки и унесли в дом. Кажется, на её счет можно было не беспокоиться.

Понаблюдав за домом еще полдня, Альма решительно встала и пошла к пролому. Пузан следовал за ней как тень, но она его обхитрила. Завела на участок, а сама призывно прикусила Дочку и они обе быстро скрылись.

Без молочка Пузан умел плакать очень громко – и история повторилась. Люди выбежали и забрали его в дом. Но где-то через час Альма услышала, как заводится машина. Плаксу и Пузана явно куда-то увезли.

От беспокойства Альма начала вылизывать Дочку, которая притихла без брата и сестры и только тихонько вздыхала.

Но вот машина вернулась, и Альма увидела, что из неё вынесли Плаксу и Пузана в новеньких поводках. Папа и дочка прошли совсем близко к её носу, пытаясь сладить с небольшими, но крепкими щенками, и Альма услышала папино задумчивое «Я жду третьего». Слов она снова не разобрала, но как-то интуитивно поняла что пора прощаться с Дочкой. Здесь и сейчас.

Альма завела в пролом и её, и быстро, не оглядываясь, побежала, набирая темп. Эта ночь обещала быть совсем морозной, и Альма решила двигаться в сторону города.

– Папа, папа, смотри, ты был прав! У нас третий! – прокричала дочка, обнаружив Дочку. – Эта самая лучшая, смотри, настоящая овчарка! Как же я рада, пап! Мы же оставим их, оставим?

Эта история – просто рассказ по мотивам нашего давнишнего усыновления и пристройства троих бездомных щенков. Примерно так мы представляли себе историю их появления в нашем доме. А написала я этот текст затем, чтобы напомнить: маленьких приблудных щенков вполне реально пристроить, если постараться.

Читайте также:  Мне не нужна другая дочка (по реальной истории)

Ваша "Вот собака!"

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий