Тапочки для зятя

Семейна жизнь

– Ты сегодня во сколько вернёшься?

Полина уже почти собралась и была в дверях. Вопрос мужу она задала автоматически, чтобы сориентироваться, к какому часу приготовить ужин.

Готовить Полина умела и любила. И по вечерам она всегда подавала на стол красивые и вкусные блюда. У них с Серёжей была такая семейная традиция – вместе поужинать после трудового дня, поделиться новостями, потом долго и вкусно пить травяной чай, болтая о жизни, о детях и внуках.

– Я к семи приеду! – ответил из кухни муж.

Полина выскочила за дверь и побежала на работу. Она знала, что Серёжа приедет в офис через два часа, и её задачей было подготовить ему на подпись документы.

Их совместное дело жило и развивалось. Как они и мечтали больше тридцати лет назад, когда сыграли свадьбу.

Двое сыновей уже выросли и обзавелись своими семьями, несколько раз в год они приезжали в гости, и это были самые весёлые дни. Потому что за огромным столом собиралась вся дружная семья, и Полина с упоением готовила угощения.

Мама Полины жила вместе с ними, её присутствие заполняло пустоту, образовавшуюся в квартире после того, как дети выпорхнули из родительского гнезда.

Затрещал мобильный. Мама!

– Полюшка, скажи, а что за тапочки хочет Серёжа?

– Мам, какие тапочки? Ты о чём? – на миг Полина испугалась, что у мамы дезориентация, всё-таки не шутка, восемьдесят лет!

– Серёжа попросил меня подарить ему новые тапочки, такие… с мехом по канту. Говорит, видел их в торговом центре в Озерках. Ты не знаешь хоть, что за тапочки? Я не представляю, что искать…

– Мама! До Озерков два часа добираться, не надо никуда ездить! Зачем ему тапочки-то? – Полина уже раздражалась. – Никуда не езди, на улице скользко. Потом вместе поедем.

– Полюшка, но Серёжа просил подарить ему на Новый год. Времени-то осталось совсем ничего… Потом не будет.

Маму было не переубедить.

Но Полине некогда было с ней разговаривать – документов слишком много, а к двенадцати надо успеть в налоговую.

…Рабочий день пролетел быстро.

Возвращаясь домой, Полина успела купить свежих продуктов и уже составила в уме меню на ужин.

Машины во дворе не было, значит, она успевает. Серёжа ещё на работе.

– Мама, я дома! – крикнула она, войдя в квартиру, и сразу пошла на кухню разгружать пакеты.

– А я купила Серёже тапочки! – мама прижимала к груди каике-то несуразные боты с белым мехом и ярким рисунком. Она выглядела счастливой – угодила любимому зятю, нашла-таки то, что он заказал.

Тапочки для зятя

Полина улыбнулась и чмокнула её в лоб.

– Молодец! Серёжка будет доволен.

– Да, да, – закивала мама, – он так утром меня просил купить их! Разве я могла отказать ему?

"Да что ему эти тапочки так сдались? – подумала Полина. – Мне ни словом не обмолвился, а маму погнал на другой конец города. Странно"

Читайте также:  "С деньгами любой дурак может, а ты попробуй ручками" - сказала свекровь

Она готовила ужин, а в душе скребли кошки.

Что-то не то. Не так…

Тапки эти.

Мама налила чай в кружку и надолго устроилась за столом.

– Мамуль, последи, чтобы соус не перекипал, ладно? Я переоденусь быстренько. А то скоро Серёжка придёт, надо уже накрывать стол…

Когда Полина вошла в их с мужем комнату, она сначала растерялась.

Потом опешила.

"Нас ограбили!" – была первая мысль.

Потом она заметила, что её вещи не тронуты. Нет вещей мужа. А также ноутбука, музыкального центра… И телевизора!

Да что это такое?

Полина с ужасом обнаруживала отсутствие той или иной вещи (книги, электронная книжка, подаренный ещё на их свадьбу сервиз, пылесос… ).

Наверно, он набрал долгов и теперь за эти долги кредиторы забрали всё имущество…

Но почему не взяли её шубу? А золото?!!! А мамины деньги на похороны, которые она дала им на хранение?!!!

Ни золота, ни денег…

Хотелось выть от ужаса. Но Полина боялась испугать маму.

Она побежала в прихожую, вытащила из сумки телефон и стала набирать мужа.

Безуспешно. "Абонент находится вне зоны действия сети" – равнодушно сообщал ей женский голос.

Она вернулась на кухню, выключила кипящий соус и устало опустилась на стул.

– Мама, – глухо спросила она, – ты когда вернулась из магазина?

– Да аккурат перед твоим приходом, руки успела помыть, и ты явилась.

"Как повезло, что мамы не было дома! Иначе её бы убили как свидетеля!"

Надо связаться с Серёжей. В полицию звонить страшно – а вдруг его в заложниках держат?!

И она стала ждать. Цепенея от дурных предчувствий и почти теряя сознание от страшных предположений.

Серёжа позвонил сам.

Полина кричала и плакала в трубку, не помня себя. Потом она всё-таки услышала мужа. Услышала его фразу.

– Я ушёл, не звони больше сюда.

– Куда? Куда ты ушёл, Серёжа?! Ужин готов, вещей нет, деньги украли, мамины деньги…

– Я ушёл, ты поняла? Насовсем! И деньги не украли, а я взял свою долю! – голос мужа был чужим. – И свои вещи. Не рыдай и не ищи. Всё. У меня своя жизнь.

И с этого момента жизнь Полины утратила всякий смысл…

*****************

– Я пыталась свести счёты с жизнью несколько раз… Господь мне её сохранил. Я месяц не вставала с кровати. Мамочка моя меня выхаживала… Мои друзья от меня отвернулись. И дети тоже – они считают меня виноватой в том, что муж ушёл к другой женщине…

Мы сидим с Полиной за столиком летнего кафе. Выходной день. Она проездом в нашем городе – мотается каждые две недели на какие-то подработки.

Меня ей порекомендовала моя Машка, добрейшая душа, болеющая за каждого обиженного, как за своих детей.

Рассказ этой женщины меня потрясает.

Много случаев, когда мужья уходят от своих жён после длительных лет совместной жизни. И каждый такой случай – это трагедия. Остаться одной в любом возрасте очень сложно. Но когда уходят ТАК цинично… И трусливо! Страшно.

Читайте также:  Как однокурсник стал отцом детей жены и дочери друга

Я понимаю, что Полина за эти несколько месяцев пережила такое, чего врагу не пожелаешь… Она осталась без работы (за два месяца депрессии её муж уволил её за прогулы на фирме), без квартиры (сама сбежала оттуда в деревню, чтобы не жить среди этих стен, пропитанных недавним семейным счастьем, и отравленных предательством), без денег (все её счета были открыты на имя мужа, у них было полное доверие!)

Дети ещё до трагедии привезли им на время отпуска своих собак – шарпея Рикки и таксу Диксона.

После ухода мужа собаки почему-то остались у Полины. Она увезла их в деревню. А сыновья забирать любимцев не спешили. Из-за введённых ограничительных мер передвижение было затруднительным.

Вся жизнь у Полины пошла наперекосяк.

Мужа она с того момента так и не видела. Но "доброжелатели" донесли ей, что он вместе с возлюбленной колесил по миру. После введения ограничительных мер они "зависли" на Бали, а потом уехали в Сочи и сейчас там строят дом.

– Понимаете, – глухо говорит Полина, – мы с ним жили в режиме строгой экономии… Он ругал меня за то, что я собакам купила лакомство. Мы деньги вкладывали в дело. А сейчас он так легко их тратит… И эти… мамины похоронные деньги… Я ей не говорила, она и так сильно переживает и наш разрыв, и то, что живём теперь в глухой деревне в полуразрушенном доме, а не в уютной квартире…

– Что мешает маму оставить в квартире, а самой снять неподалёку? – задаю резонный вопрос.

Она горько улыбается.

– Он уже сменил замки…

Нормально. Ни дома, ни денег, ни работы – сплошные подработки…

– Он вас так ненавидит? Почему он везде перекрыл кислород?

Ну не верю я, что мужик с бухты-барахты решил насолить бывшей так жёстко!

Полина опускает глаза.

– Когда меня вытащили из депрессии, я была сама не своя. И друзья… те, что не отвернулись от меня… Они посоветовали подать в суд на раздел имущества.

А, ну вот оно! Мужик думал, что растоптал свою жену, а она ещё вон, трепыхается!

– Пока суды были закрыты, дело не рассматривалось, а сейчас процесс пошёл активно.

Машка говорила, что этой женщине нужна помощь, но я пока не вижу – какая именно. Раздел ведут адвокаты с обеих сторон.

– Я хотела бы, чтобы вы посмотрели проект мирового соглашения, который мне прислал его адвокат. Мне до своего представителя не дозвониться. Следующее заседание через неделю, а он… Ну, у меня просто не было денег оплатить, но я всё оплачу. Мне просто не с кем посоветоваться по этому вопросу… А я хочу, чтобы дело было рассмотрено. Чтобы это было последнее заседание!

Читайте также:  Как муж настоял на раздельном бюджете, а потом сам пожалел

Ох, как часто я слышу такие слова! Приурочить финал спора к дате. За этим обычно кроется какая-то шняга…

– Давайте проект.

А в голове проносится мысль – зачем? Зачем нужен этот нудный, дорогущий раздел?!

– Полина, а ваш супруг иск о расторжении брака не подавал?

Она отрицательно мотает головой.

Читаю проект мирового. Неплохой вариант! Мне нравится.

– Вы что-то говорили про строительство дома в Сочи?

– Ну, так люди говорят. Слухи доходят…

– Полина, а ничего, что он этот дом строит на совместные деньги? Брак-то ещё не расторгнут. И фирма у вас совместная. Кроме домов, машины и квартиры ещё есть деньги, которые являются общими. Делить будете? Или оставите ему?

– Так надо… Зачем же оставлять…

– Ваше дело через неделю не завершится. Надо оценить бизнес, строительство, забыть о том, что вы расстались. Подать всё так, словно вы просто не можете договориться, но брак намерены сохранить (кстати, это вполне так и есть, если он до сих на развод не подавал!) Не забудьте про госпошлину – она от стоимости имущества будет зависеть, вы в курсе…

Полина бледнеет.

Мне её жалко. У неё нет денег на оплату услуг своего юриста, а тут надо ещё оценку оплачивать, госпошлину…

– А что вы мне посоветуете? Заключать мировое соглашение?

– Полина, вы меня извините… Но я вам ничего не посоветую. Вы уже в суде. И, как я вижу, сами не рады этому.

Она кивает.

– Вы просто определитесь, к какой цели идёте. Лично мне мировое соглашение нравится. Вы будете неплохо обеспечены. Да, это не половина. Но по сравнению с нынешним положением – это Клондайк!

…Мы просидели ещё час в летнем кафе. О суде больше не говорили. Полина рассказывала про детей, внуков. Про их совместные поездки с мужем, про бывшую работу…

Она говорила, и было заметно, что ей становится легче.

А мне до жути её жалко.

И этот процесс по разделу! Ну можно же было как-то привести клиентов к нотариальному соглашению! Может, муж её и хорошо платит своему адвокату, но Полина уже погрязла в долгах.

– А! Вот же что я хотела вам показать! – Полина спохватывается и достаёт договор. Со своим адвокатом.

Так вот почему с неё не требуют денег за каждую услугу!

По условиям этого договора в случае выигрыша она оплачивает двадцать процентов от выигранной суммы!

– Сколько сумма иска? – спрашиваю.

– Тринадцать миллионов. А что?

Ничего… Больше двух с половиной миллионов она будет должна своему адвокату после вступления в законную силу решения суда.

Нормально!

Мы расстаёмся на том, что с моей стороны никаких рекомендаций, кроме отказа от иска, не будет.

Решать ей.

Но каков всё же подлец, а! Отправить тёщу за тапочками, чтобы спокойно вывезти имущество из квартиры и трусливо сбежать!

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий