Ты детей не дели, мне все одинаковы

Новорожденный

Вышла она замуж по тем временам поздно, в 24 года. Была Мария девушка работящая и собой симпатичная, парни к ней сватались, но она им отказывала, не хотела за такого же бедного, как сама, выходить. А богатые женихи сватались за богатых невест. Был, правда, и у нее такой поклонник, но не нравился он Маше: " Рыжий и маленького росту". Такая вот разборчивая была.

– Господь меня за это и наказывал потом, – говорила она в старости.

Ее муж, Степан, в первый раз женился рано, лет в двадцать. Прожили они с первой женой лет семь, а детей все не было. В это время умер дальний родственник, осталась вдова с кучей детей в страшной бедности. Попросила она родственников забрать хоть половину ребятишек. Вот и надумал Степан одного ребенка взять себе, выбрали они с женой восьмилетнюю Проску. Каким было ее полное имя: Евпраксия или Прасковья, не знаю, у нас и тех, и других звали Просками. Девочка Степана сразу стала папой звать.

Прошел год, и у Степана появился долгожданный первенец – Владимир. А через семь лет родился второй, но жена вторых родов не пережила. Остался Степан вдовцом с новорожденным ребенком на руках. Несколько месяцев прожили, с малышом нянчилась мать Степана, но было трудно. Хозяйство большое, еще и малыш на руках. Помогала Проска, ей уже семнадцатый год шел, но отец жалел девку. Степан решил, что надо жениться, было ему уже хорошо за тридцать, понимал, что молоденькая девушка не его вариант. Вот он и подумал, что Мария уже не юная, девушка серьезная, ей или за вдовца идти, или одной куковать. Мария вспоминала, что родители ее отговаривали: "Куда ты, дура, собралась, там уже сдвоенные дети!" Но ей свою семью иметь хотелось, вот и перешла жить к Степану.

Читайте также:  Очередная "яжемать" в автобусе.

Свекровь не хотела, чтобы в доме появилась молодая хозяйка, встретила Марию сурово. Свекор, правда, относился хорошо, жалел невестку. Младший сын другой матери и не знал. Семилетний Владимир сначала прогонял мачеху, камнями в нее швырялся, но потом привык и тоже всю жизнь называл "мамой". А вот Проска ревновала новую мать к отцу, она и сводных братьев не любила, боялась, что Степан ее назад вернет родной матери после их рождения. Та уже оправилась после смерти мужа и давно звала дочку к себе.

Степан никого из детей не выделял, ни Проску, ни двоих сыновей от первой жены, ни тех четверых, которых Мария ему родила. В документах у всех детей значилась матерью Мария. Так в сельсовете записали.

Проска новую мать звала "мамашей". Мария хорошо шила, и дочку, которая была всего на восемь лет моложе ее, наряжала. Степан для Проски тоже ничего не жалел, как-то Мария попеняла ему, что купил девушке новый платок.

– Ты бы лучше Володьке штаны или рубаху купил новую, у Проски и так сундук нарядов.

На что Степан сказал:

– Ты мне детей не дели, мне все одинаковы.

А Мария всегда больше всех жалела Алешку, сына первой жены, который с рождения остался без матери. Жалела и баловала насколько могла: лучший кусок ему отдавала, своих детей за провинности наказывала строго, а его и пальцем не трогала. Он к ней больше, чем к родному отцу, привязался. Воды ли натаскать, скотину накормить – Алешка всегда первый.

Ты детей не дели, мне все одинаковы

Перед войной Проску выдали в соседнее село замуж.

Степан ушел добровольцем на фронт в первые дни войны. Осталась Маша с пятью детьми на руках и престарелыми свекрами. Фашисты оккупировали деревню летом 1942 года, а до этого времени работала почта, приходили письма от Степана.

Читайте также:  Седовласые отцы маленьких детей: вторичные мужья

С началом войны вернулась Проска, ее муж ушел на фронт, она не захотела жить у свекрови и к родной матери тоже не пошла. Семья голодала, ели травяной хлеб. Осталось несколько курочек, яйцами распоряжалась свекровь, она варила их, ела сама, кормила Алешку и Проску, остальные дети и свекор хлебали похлебку. Корова почти перестала давать молоко, после того, как на ней вспахали огород и колхозное поле. Мария решила попросить у свекрови яичко для младшей, которой было месяцев семь тогда. Бабка разразилась бранью, что вот явилась в чужой дом голая и босая, нарожала голодранцев и объедают теперь законных хозяев. А ведь Мария прожила уже в этом доме больше семи лет. Работала, как ломовая лошадь, всех обстирывала, обшивала. Правда жила она с мужем невенчанная и без регистрации в сельсовете. Муж детей всех на нее записал, а брак не зарегистрировал, все у него времени не было. Вот свекровь невестку и считала чужой до сих пор, попрекала каждым куском хлеба и Марию, и ее родных детей.

Через несколько дней пришло письмо от Степана, читала обычно Проска, когда собиралась вся семья, Мария была неграмотной. Распечатала Проска солдатский треугольник и стала читать, Мария своим ушам не поверила. Муж писал, чтобы Мария забирала своих волчат и убиралась на Волчью гору (так прозвали улицу, где жили ее родители).

Свекровь тут же подскочила и принялась гнать Марию. Дети заплакали, Алешка кинулся к Марии:

– Мама, не уходи! Я с тобой, я с тобой буду!

– Она тебе не мать, твоя мать умерла! – свекровь стала оттаскивать внука от невестки. – Слыхал, что отец написал?

Вступился свекор:

– Не может такого быть! Садись, Проска, будем сыну ответ писать.

Проска сказала, что ей уйти надо, старший сын Владимир был на работе в колхозе. Тогда Мария отправилась к своим родителям. Прочитал ее отец письмо:

Читайте также:  РОДИТЕЛИ, А ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СИЛ?

– Ну, что, дочь, будешь к нам перебираться?

– Нет, никуда я не пойду с таким табором. Ты, папаш, напиши письмо, а то я не хочу Володьку просить, что парня расстраивать. А Проска сама отказалась.

Письмо было всего в несколько строчек. Писали прямо на письме мужа.

"Возвращаю тебе твою писульку, прочитай еще раз, что ты мне прислал. Я тут бьюсь изо всех сил, чтобы всех накормить, а вместо благодарности ты меня гонишь. Не боишься, что родители твои без меня с голоду помрут? Я знаю, что тебе там несладко, и что нехорошо такие письма на фронт посылать. Только и с фронта такие письма нам не нужны."

Мария сложила треугольник, застрочила на машинке и отнесла на почту. Боялась, что письмо цензура не пропустит, но оно дошло. Муж прислал ответ на тестя. Оказывается, он первое письмо и не писал, на нем даже штемпелей никаких не было, Мария с отцом в волнении этого и не заметили. Сочинили его Проска и свекровь, по-видимому. "Передай им, чтобы больше не смели тебя трогать. Я обязательно вернусь с войны, и каждый свое получит", – писал солдат. Мария вернулась домой, попросила Владимира письмо отца прочитать. Пятнадцатилетний парнишка был серьезным не по годам.

– Мать, а ты мне сразу почему не сказала, что тебя гонят? Я бы уж разобрался! – он посмотрел на бабку. – Она меня больного десять километров до больницы на себе волокла, а теперь не мать?

Он заплакал и убежал из хаты. После наступила тишина, Проски дома не было. Мария видела, что свекровь складывает вещички Проски в сундучок, но промолчала.

Проска ушла жить к родной матери.

Читайте еще:

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий