Вы же сестры, что вам делить?

Семейна жизнь

Часть 3. Начало – тут

Вы же сестры, что вам делить?

Фаина пересчитывала деньги. Перед нею на столе лежала толстая пачка сотенных бумажек и Фаина считала их. Считала с упоением, с наслаждением и даже тихонько покачивалась в такт своему счёту: вперед-назад.

Слышен был только монотонный ее шепот:

-Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать..

Шуршали бумажки в руках.

-Тфу-тфу, – поплевывала она на пальчик, чтобы удобнее было листать купюры.

Так уж было заведено в их семье: все деньги хранились у Фаины.

Деньги Фаина пересчитывала каждый вечер, аккурат после ужина, когда все домочадцы расходились по комнатам, чтобы укладываться спать. Это было ее любимым занятием.

-Слушай, мама, – робко подошла к Фаине Олеся. – Я тут объявление нашла: срочно продают квартиру в райцентре.

Дрожащими руками молодая женщина протянула матери газету.

Фаина оторвала от стола с деньгами свой затуманенный взгляд. Спрятала стопочку аккуратно сложенных купюр под лежавший на столе платок, платок придавила сверху ладонью.

-И что? – нервно осведомилась она у дочери.

-Цена на квартиру недорогая выходит, – теребила в руках свою правую рыжую косичку курносая Олеська.

-И что, что недорогая? – хмыкнула мать, – Чего мыслишь, от меня-то тебе чего надо?

Олеся подняла голову и посмотрела в упор на родительницу:

-У меня Маринке уже четыре года исполнилось. Можно ведь материнский капитал использовать и квартиру эту купить! А недостающую сумму в кредит взять.

Мать строго взглянула на притихшую дочь. Брови нахмурила. В доме стало так тихо, что слышно стало, как тикают старинные часы.

-Ничего не понимаю! Говори ясней, мямля! Зачем квартира? Кому?

-Мне, – развела руками Олеська.

Фаина аж привстала со стула, поглядев на дочь внимательно:

Читайте также:  Должны ли родители помочь своим детям купить квартиру?

-Ах тебе-е? Хм!

Олеська опустила низко голову, словно ей стыдно стало за то, что она осмелилась у матери собственный материнский капитал просить.

-Квартира ей зачем-то понадобилось, ты посмотри! – пробормотала растерянно Фаина. – Тебе что, жить негде? Рази ж тебя кто из дому гонит? А? А этот дом, наш с отцом дом, кто будет за ним смотреть? Он же тебе, этот дом, в наследство достанется!

Женщина обвела взглядом пространство своего жилища и наткнулась глазами на притихшую в углу у телевизора младшую дочь, Юлю. Осеклась, засопела. Продолжила, только уже сбавив тон:

-Дом наш, говорю, Олеська, тебе отойдет! Тебе и Юльке! Вы ж сёстры, делить вам нечего, дом большой, всем места хватит! Если надо, то пристрой сделаете, места вон во дворе навалом! А и сам дом – на века построен!

В кухне брякнула посуда и оттуда в комнату торопливо выбежал Кирьян. Это средний сын Фаины, 24-хгодовалый мужчина. Бритая голова, на квадратном лбу – махонькая чёлочка. Новая спортивка с нашивкой "Adibas".

-А мне чего достанется? Уже без меня наследство делите? Здорово, зашибись! – в сердцах воскликнул он.

Фаина, Олеська и Юля, уставились на Кирю.

-Ты тут что-ли? – удивилась мать, Фаина. – Как так? Я ж вроде бы недавно дверь на крючок закрыла, чтоб чужие не шастали.

-Туточки я. А что, уже и права не имею к себе домой прийти? – возмутился Кирьян.

Фаина промолчала. Она принялась что-то мысленно обмозговывать, глядя на сына и двух дочерей.

-Ерунды не мели, Кирюш, – строго молвила Фая. – Твой это дом, твой. Никто тебя обделять не собирался. Только ты дома почаще бывай.

Читайте также:  Сестра прочитала переписку с мужем

Тут Олеська психанула. Нервы сдали. Плечом капризно дернула, из глаз слезы брызнули:

-Хватит, мама, всем нам голову морочить! У меня есть мой капитал, это я его получила, ну отдай его мне! Почему ты им распоряжаешься, ведь никакого отношения к нему не имеешь? Я хочу, значит, я куплю дом и сделаю это сама! В конце-концов, капитал дали мне, за то, что я детей рожала!

Фаина закачала головой, зацокала языком, глядя на свою взрослую тридцатилетнюю дочь:

-Ты посмотри, как мы заговорили! На капитал твой я прав имею поболее твоего! С детьми твоими, тебе кто помогал? Папки их, или может быть, бабушки-дедушки твоих детей?

Из-за печки шустро выскочил Лексей, бросился защищать старшую дочь:

-Не обижай дочку, что ты за женщина такая невозможная?

Олеська только рукой в бессильной ярости махнула:

-Да ну тебя, мама! Даже слушать ничего больше не хочу, довольно! Не поможешь мне, так я сама выкручусь, без тебя, с чужой помощью! Я найду, у кого денег занять!

Она убежала, босая, прямо в темноту улицы, скрипнув за собой тяжелой дверью, обшитой с двух сторон толстым ватным одеялом.

***

Фаина долго сидела за столом, прижав к себе свои деньги. Думала она.

-Ну Олеська.. Упрямая какая, вся в отца!

Что поделать, пришлось идти искать девчонку. Дочь, как никак. Олеська нашлась в кладовке – Фая нашла ее по сдавленным всхлипам. Открыла скрипучую дверь – звук утих и догадливая Фая начала шарить по темным углам, вытянув руки.

-Ну хватит, выходи. Стыдно должно быть, ить не девочка же-подросток, так плакать? – уговаривала она.

Долго сидели мать и старшая дочь темной в кладовке, прежде чем вышли оттуда и направились в дом.

Читайте также:  Забыла каково это - быть мамой

Обе улыбались по-доброму. Лексей, Кирьян и Юлька ждали женщин добрых полчаса.

-Завтра Олеське квартиру поедем смотреть! – объявила Фая.

-Ну вот и ладненько, – заулыбалась Юля. С довольной улыбкой подбежал к жене Фае под бок Лексей. (Подробности разговора выпытывать).

И только вечно-жующий Кирьян ходил взад-вперёд по комнате, поглядывая на довольные лица домочадцев. Он один не радовался перемирию женщин. Ходил, сунув руки в карманы трико, поглядывал на всех мрачно.

-Настонала? – не сдержался мужчинка, поглядывая на счастливое лицо старшей сестры. – Выклянчила таки, да?

Олеська перестала улыбаться и сверкнула гневно глазами:

-Не твое дело! Ты мои пироги в кухне не подъедай, к жене своей топай восвояси! Как ни посмотрю, вечно ты у нас харчуешься! Тебе что, твоя Любка совсем не готовит?

-Тьфу-ты, а тебе еды для родного брата жалко стало? – скривив лицо в презрительной гримасе, поинтересовался Кирьян.

Он выкрикнул это нарочито громко, отчего встрепенулась за стенкой кухни задремавшая было, мать.

Орлицей выбежала стареющая женщина к детям. Фая не любила ссор между детьми в доме, поэтому всегда вклинивалась в любое недоразумение.

-Что случилось, почто кричите? Девчат разбудите, я ж их еле спать уложила! Кирьян, иди, вели Юльке тебе диван в зале расстелить! Олеська, не буянь, на столе лучше прибери!

Так конфликт был потушен.

Кирьян с довольным видом проследовал за матерью. Он показал сестре язык, а та затряслась от злости и отвернулась к столу.

Продолжение

Источник

Оцените статью
SayMama.ru
Добавить комментарий